Рустем Булатов (гр. Lumen): «Я ощущаю себя очень молодым» - Новости Мурманска и Мурманской области - Большое Радио
Апрель 2017
ПНВТСРЧТПТСБВС
272829303112
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Сегодня в эфире
08:00
Утро с Романом Мурачевым
09:30
Точка Зрения
10:00
Утро с Романом Мурачевым
12:00
Тема дня
14:00
Музыкальный эфир
18:00
Послевкусие
23:00
Музыкальный эфир
Точка зрения
20.02, 11:45
Министр спорта и молодежной политики Денис Клебанов - гость программы "Точка зрения"
13.02, 13:00
«Арктический киберпатруль» на страже интернет-пространства. Точка зрения.
04.02, 13:45
«Сборная Снежногорска» меняет название. Точка зрения.
28.01, 11:20
Министр информационной политики Александра Кондаурова - гость программы "Точка зрения"
Опрос
Как Вы слушаете Большое Радио?
В машине
Через плеер на сайте
Не слушаю, смотрю видеотрансляцию
Другое

Для участия в опросе вам необходимо войти или зарегистрироваться

Рустем Булатов (гр. Lumen): «Я ощущаю себя очень молодым»

04.04.2017, 16:18 1779

В начале карьера у них были только две гитары самарского производства, шейкер из кофейной банки и 2 пионерских барабана. Сейчас это лидеры российского панк-рока. Встречайте —легендарная группа Lumen. Увлекательные вопросы и откровенные ответы в прямом эфире Большого Радио. Телефон прямого эфира: 45–09–45.

Анна Будовская: Доброго дня всем слушателям Большого Радио, в эфире программа «Студия ТранZит», в студии Анна Будовская, и я с огромным удовольствием представляю сегодняшнего гостя: фронтмен, вокалист, автор текстов группы Lumen Рустем Булатов.

Рустем Булатов: Здравствуйте всем, доброго дня!

Анна Будовская: Я вас очень благодарю, что вы нашли время и пришли к нам в студию, добро пожаловать в столицу Заполярья и к нам на Большое Радио!

Рустем Булатов: Спасибо!

Анна Будовская: У вас сегодня концерт в рамках тура в поддержку альбома «Хроника бешеных дней». Хроника — это некий итог, перечисление событий…

Рустем Булатов: Свидетельство.

Анна Будовская:  Вы вкладывали в этот альбом, разумеется, свой какой-то смысл, в это название. Это что для вас? Какой-то, может быть, этап в творчестве, может быть, вот эти бешеные дни, например, будут чуть позади, и вы думаете о чем-то более спокойном?

Рустем Булатов: Нет, здесь идет размышление, и сам альбом мы сочиняли таким образом, и программу концертную построили, что это именно не какой-то просто набор песен, а некая концепция. Мы живем все прямо сейчас в XXI в., который виделся, представлялся из ХХ в. нам, тогда еще детям, юношам, добрым, красивым, чем-то таким светлым, куда мы все попадем, и там уже будет настоящее такое будущее, мир будущего, где все будет красиво, честно, справедливо, и такой определенный вкус разочарования мы, конечно, распробовали, находясь уже здесь, потому что на планете в том или ином состоянии сейчас там происходит 20 вооруженных конфликтов. Некоторые из них заморожены, некоторые прямо горят-горят, взаимопонимания какого-то нет, мировая экономическая система заточена только на то, чтобы конфликты как-то, наоборот, раздувать, и вот это все иначе, как днями бешеными, назвать невозможно, потому что новые конфликты, новые столкновения народов, стран возникают с такой скоростью и в таких местах, где там буквально несколько лет назад представить их было совершенно невозможно. Кто мог представить еще даже там пять шесть лет назад, что в Украине будет гражданская война? Я себе такого представить не мог. Мы много раз приезжали в эту страну, и, несмотря на то, что там внутри были какие-то взаимонепонимания, но в нашей стране, допустим, таких взаимонепониманий не меньше. И вот у них идет война. Как это произошло так быстро? Время — лучший арбитр. Мы, скорее всего, когда-нибудь узнаем окончательно, что происходило, как, в какой последовательности. Но я хочу сказать только об одном, это такая горькая несколько уверенность, на планете нет спокойного уголка. Вот в той системе, в который мы все сейчас находимся, никто не может сказать, что завтра конфликт не зацепит ту или иную страну, тот или иной регион.

Анна Будовская: Это ваше ощущение? Или это основано на комплексном анализе? Просто начали мы эфир с того, что мы с вами одного года рождения, 1980 года. 18 лет, почти 19, получается, вашей команде?

Рустем Булатов:  В следующем году 20 будет.

Анна Будовская: В 98 году у вас все это завертелось, вам было 18 лет, вы действительно в том возрасте, как вы сказали в начале интервью, ощущали эту картинку светлого будущего и жили в этой приподнятой ясности, мажорности, а потом столкнулись с этим изломом?

Рустем Булатов: Я вам скажу так: девяностые годы, помимо всей той чернухи, с которой страна столкнулась в полной мере, это же еще и было временем больших надежд, огромных надежд, я в 97 году пришел на юридический факультет Башкирского государственного университета, где нам наши преподаватели говорили, что «Ребята, вы — первое поколение юристов, которые мы выпустим, и вам не нужно будет переучиваться! Вот основные кодексы нашей страны, новые — уголовный, гражданский и проч., они уже — основы нового законодательства, они заложены, вы их возьмете, и вам уже не нужно знать ни советское, ничего — прошлое не нужно, вам будет легче, вы будете строить новое общество, новое правовое общество, вы будете строить гражданское общество, и очень много из того, что было неправильно в авторитарном Советском Союзе, этого больше не будет, и посмотрите — вот там вот впереди светит, приближайте, стройте, делайте!» — конечно, было ощущение, что в некий светлый мир мы движемся, и вуз, конечно, очень много дал.

Анна Будовская: Но вы его, по-моему, не закончили. Музыка переборола?

Рустем Булатов: Скажу вам честно: все, что лично мне нужно было, я все получил до последней крошечки. И там очень интересный взгляд на историю преподается: с точки зрения развития не просто разных стран и обществ, а с точки зрения именно устройства политики, права, государства, то есть, именно история правовых учений различных, разные цивилизационные различия разных стран, регионов, и все это, конечно, так или иначе, позволяет на мир смотреть еще немножко под другим углом, задумываться о тех вещах, о которых люди, не обладающие подобными знаниями, просто не задумываются, как это происходит, почему все так, а не иначе, и я во многом был в то время молодым человеком достаточно наивным, и мне казалось, что лучшие времена в мире наступят очень быстро, во многом это было связано с тем, что нет уже больше самого главного противостояния, нету противостояния там социалистического лагеря и капиталистического лагеря, потому что теперь мы все занимаемся развитием одного большого общемирового свободного рынка, и это должно теперь уже как-то закрыть все вопросы и объединить человечество для того, чтобы можно было строить что-то большое, светлое, понятное, хорошее. Ну, вот оно за окном, и оно нам не нравится.

Анна Будовская: Да, это чувствуется по творчеству, очень мощно. Что касается вашего тура, вы сейчас находитесь в таком бешеном ритме, «Хроника бешеных дней»…

Рустем Булатов: Полностью себя название оправдывает. Мы уже много шутим над этим, потому что как мы называем тур, так он и проходит, и шутка заключается в том, что надо уже придумать программу, которая будет называться «Счастливые и довольные», что-нибудь из этой области.

Анна Будовская: А вы сами себя как сегодня ощущаете, у вас чего больше внутри, может быть, уже спокойствия зрелого, мудрости, или все-таки вы смирились, окунувшись не в то светлое будущее, которое вам, может быть, виделось в 90-х? Или все-таки юношеский протест остался?

Рустем Булатов: Одно другому не мешает, потому что есть принципы, которые для нас остаются неизменными, и эти принципы и ничем не отличается от того, что мы для себя поняли, будучи там еще 15–16–17–летними, вот этот внутренний рассерженный подросток никуда не уходит. Но если человек с годами не меняется, то у него точно проблемы, поэтому мы стали старше и опыта во многих вопросах накопилось достаточно, чтобы понимать там какие-то свои ошибки прошлого и какие-то моменты настоящего и заглядывать с другими мыслями в будущее. Но ощущаю я себя очень молодым.

Анна Буловская: А если поподробнее о самом альбоме? Я честно скажу, перед тем, как мне выпала такая удача с вами познакомиться, знала только ваши хиты: «Гореть», «Сид и Нэнси», вот сейчас одна из форматных станций русского рока «Наше радио» и песня «Привык», которая в «Чартовой дюжине» сейчас на таких хороших позициях, а так, чтобы послушать альбом от начала до конца, меня все как-то не хватало, вы для меня, конечно, очень мощны по посылу, по энергетике, по этому драйву, но вчера со мной это случилось, и меня некоторые песни очень цапанули, в частности, «Истина», где строкой ключевой вы для себя даже определяете в тексте, что истина называется колючей проволокой. Почему такой образ? Это связано с тем, что происходит у нас в стране, в нашем государстве, которое вы ненавидите (опять же, одна из ваших цитат)? Или вы уже тоже претерпели изменения?

Рустем Булатов: Да нет,  мы страну любим.

Анна Буловская: Страну любите, государство ненавидите.

Рустем Булатов: С этого начинается строчка, потому что песня эта написана больше от любви и желания перемен. По поводу истины, здесь же не история только нашей страны, это, в общем-то, симптоматично для всего человечества сегодня. У нашей цивилизации, человеческой, есть возможность обеспечить каждого жителя планеты всем необходимым, абсолютно всем, это очень известные даже факты, которые давным-давно бродят по интернету. Если сложить все мировые бюджеты, которые тратятся на милитаризацию, на оборону — если сложить все военные бюджеты всех стран, то одного месяца вот этих трат, этих денег хватило бы на то, чтобы все дети на планете получили образование. 1 месяц военного бюджета покрывает образование всех детей планеты, а сколько детей этого образования не получает? Если мы возьмем оставшиеся 11 месяцев, мы накормим всех, мы сможем построить жилье тем, кто в нем нуждается.

Анна Будовская: Понимаете, это же идеально, это абсолютно максимальный идеалистический взгляд. Кому-то не надо это образование, кто-то, может быть, хочет ощущать себя голодным, кого-то удовлетворит это как художника [смеется].

Рустем Булатов: Да нет! Не в этом дело! Было время, когда понятие «права человека» вообще отсутствовало. Было право сильного и было бесправие слабого. Со временем появились эти понятия, что у человека должны быть права, что у человека есть право на жизнь, на которое не может претендовать человек другого сословия или человек другого класса. Если взять, опять-таки, историю, раньше жизнь князя и жизнь холопа оценивались по-разному. Один стоил очень дорого, а жизнь второго не стоила ничего. Так вот, со временем человечество пришло к выводу, что это неправильно, что все люди равны. Жизнь каждого человека равноценна жизни другого человека. А потом пошли дальше: право на труд, на отдых; вот это само понятие «права человека» все время развивается, туда добавляются все новые и новые, право отстаивать свои политические убеждения, что-то добавляется, что-то происходит, и мне кажется, что логично было бы прийти к тому, что человек просто по факту рождения имел бы право получить крышу над головой и какой-то, не знаю, минимум еды, который ему позволит жить, это не просто для красного словца же говорится, просто на свете невероятное количество миллионов людей, миллионы людей просто недоедают ежедневно! У огромного количества людей нет доступа к чистой воде, просто нет воды, и в это время соревноваться в том, у кого круче ракеты — ну вот, на фоне этого… это конечно, все очень понятно, но как-то очень странно в XXI в. Мне стыдно, мне как человеку стыдно, потому что это в корне неправильно.

Анна Будовская: Хорошо ваши варианты сдвинуть, скажем, вот это миропонимание, мироощущение? Вы с остросоциальными текстами, протестной тематикой, в том числе, это у вас в творчестве сквозит. Вы понимаете, какой посыл идет от вас как от фронтмена группы, да, у вас есть поклонники, это, может быть, даже, в том числе, и неокрепшие умы, вы понимаете, что все равно подспудно ваше творчество учит критическому мышлению, анализу, смыслу…

Рустем Булатов: Мы, извините, что перебиваю, непосредственно говорим нашим слушателям…

Анна Будовская: …что «вставайте, поднимайтесь, идите делать революцию»?

Рустем Булатов: Нет! Мы говорим: «Думайте!». Верить не нужно никому, даже нам не нужно верить. Мы высказываем точку зрения, если вы эту точку зрения осознали, если вы ее осознанно принимаете, если она вам только после анализа кажется верной — разделяете. Если вам кажется, что мы в чем-то заблуждаемся, отвергните это, не нужно за нами следовать слепо. Это первый момент. Второй момент: революции — «нет». Ни в коем случае! Это не ответ, потому что здесь же опять-таки проблема…

Анна Будовская: То есть, вы человек диалога, вы дипломат?

Рустем Булатов: Основная проблема состоит в том, что экономическая модель мира (всего), она сама подталкивает страны к конкуренции, внутри три этой модели все жить хорошо не могут, кто-то может хорошо жить за счет кого-то, и финансовая система так устроена, что есть концентрация свободных средств, и какой бы регион или какая-либо страна, если она пытается жить лучше, если они начинают придумывать какие-то инновации, изобретения, если они начинают упорно трудиться там по 20 часов в сутки и в этом регионе начинается рост, то для этого роста, для того чтобы это было возможным, нужна подпитка финансовая, и из финансовых центров туда приходят деньги, но они же приходят не просто так, они приходят под определенный процент, и какая бы страна не пыталась вырваться из своего бедственного положения, даже если у нее это получится, она параллельно, вместе с этим, сделает тех людей, которые дали на это все финансы, еще богаче своим трудом, и поэтому эти две страны, или эта страна и те финансовые центры, которые сложились в мире, они никогда не станут равными, потому что, бесконечно трудясь, ты все равно будешь делать богатыми других людей, и равноправия не наступит. То, о чем я говорю, если искать какие-то ответы на вопросы глобальные, то самый главный, самый первый вопрос лежит в плоскости вообще ни политической, ни экономической: он лежит в области моральной, нравственной. Для того чтобы эти перемены случились, необходимость этих перемен нужно сначала для себя осознать и этих перевод очень сильно захотеть, но пока я один, пока нас двое, пока нас 100 человек, пока нас 100 с лишним тысяч, как подписчиков там в наших соцсетях, мы ничего не сможем сделать, потому что необходимость перемен должно ощутить внутри именно как моральное какое-то требование внутреннее.

Анна Будовская: Я вас поняла, но это большая работа, прежде всего, над самим собой. Здесь много соблазнов…

Рустем Булатов: Но я же не один! И то, что мы делаем, это такая капля в море, и мысли об этом были посеяны давным-давно, и Джон Леннон, «Imagine» — разве нужен этой идее некий другой гимн? Он уже есть. Я очень сожалею о том, что не стало великого поэта Евтушенко, и смотрел на днях много передач с ним, он привел цитату, которую я не знал, цитату из Пушкина, я ее не запомнил к своему стыду, но смысл был такой: Пушкин написал: «однажды люди всех народов поймут, что лучше жить сообща и станут жить единым миром без границ». Александр Сергеевич об этом задумывался, наше участие в этом космическом проекте очень посредственное, мы что-то пытаемся сделать, но мы ни в коем случае не первопроходцы никакие, не ледоколы, не локомотивы, мы просто это большое движение поддерживаем и не хотим от своих идеалов отступать.

Продолжение беседы с Рустемом Булатовым

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Поделиться ссылкой

Комментарии

  • Комментариев пока нет.

Ваш комментарий

Чтобы оставлять комментарии, необходимо войти или зарегистрироваться


FM-вещание
Мурманск
Кола
Мурмаши
Североморск
Полярный
Снежногорск
Гаджиево
Верхнетуломский
Заполярный
Никель
Спутник
Печенга
Луостари
Киркенес
Вадсё
Вардё
Мончегорск
Оленегорск