Вчера первые зрители увидели спектакль «Девятый выпуск». Режиссёром выступил режиссёр Сергей Тараскин. У себя в театре художественный руководитель астраханского ТЮЗа ставил к Пушкинскому дню «Капитанскую дочку», а в Мурманске решил поставить лицейскую историю по пьесе Елены Исаевой. Её предложил худрук мурманского театра. Пьеса «Лицей. Девятый выпуск» была написана в 2018 году, и сразу поставлена в Забайкальском  краевом театре, где на тот момент репертуарной политикой рулил Николай Гадомский.

Несмотря на близкое знакомство с материалом, Гадомский утверждает, что в  постановочный процесс не вмешивался, ибо сомнений в мастерстве давнего приятеля не имеет. Принимающая сторона обеспечила пошив исторических костюмов и декорации. Швейный, столярный и художественно-бутафорский цеха старались. Правда, лицеисты носили тёмно-синие мундиры, а тут зелёные... Ну да, какая разница? Воротники всё равно красные.

Итак, о чём пьеса? XIX век. Пушкин и его друзья ещё живы. Лицеисты выпускного класса готовят гоголь-моголь по-пушкински. Трофимов разбивает в кастрюлю яйца, де Бриньи насыпает сахар, Воейков доливает из бутылки ром… И вдруг – дурная весть: «Господа! Несчастье! Пушкин умер. Стрелялся на дуэли пять дней назад». Корнет Лермонтов, с которым дружен один из лицеистов, взят под арест за стихотворение «Смерть Поэта»…    

Режиссёр-постановщик сохранил авторское построение пьесы, которая, собственно, больше похожа на киносценарий: сцены вытекают одна из другой ассоциативно, картина складывается из пазлов.

Картина, надо сказать, минималистична: черное пространство, театральный дым, слабый отблеск не то заходящего, не то восходящего солнца на заднике. Из реквизита – чёрные громоздкие обломки неправильной формы. Обломки самовластья? Руины прекрасной эпохи? Персонажи используют их как парты – когда слушают профессоров, как трибуну - когда читают стихи, как стол - когда готовят гоголь-моголь.

Действие сопровождают стихи. Лицеисты декламируют поэтов пушкинской эпохи, переписывают, исполняют под гитару, сами сочиняют. Они даже затевают издавать журнал, куда записывают стихи опальных Кехельбекера и Лермонтова... Сомнительно, чтобы юноши – лицеистам по 17-18 лет - так уж сильно увлекались поэзией, но пусть будет, по закону исторической реконструкции – «не было, но было». Стихи – это хорошо, а хорошие - вдвойне.

На встрече с мурманскими журналистами Сергей Тараскин чётко обозначил своё творческое кредо:

«Я считаю, главное - поймать интерес на злобу дня, нащупать актуальность. Пьеса основана на реальных событиях, почти все персонажи – реальные лица, а мне нравятся документальные истории. У нас много героических личностей, на них нужно равняться». 

Московский драматург Елена Исаева тоже говорит в своих интервью, что работает на заказ. Выпускница факультета журналистики МГУ, поэт - автор и соавтор сценариев к сериалам «Бедная Настя», «Не родись красивой», «Татьянин день». Пьеса о Лицее, очевидно, написана в рамках конкурса федеральных грантов, к очередному пушкинскому Дню. В облдраме тоже хотели успеть к дате, и начали репетировать в апреле. Генеральный прогон показал, что два месяца для создания шедевра мало.

Лицеисты - реальные люди, служившие Отечеству верой и правдой. О них остались воспоминания, они сами владели пером и оставили письма, дневники, научные труды. В конце концов, люди все - разные. На сцене же шестеро лицеистов - словно из ларца – «одинаковы с лица», лишены индивидуальности. По видимому, актёры не вышли в своих познаниях за пределы сценария и ограничились заучиванием стихов.

Опять же, стихи. Исполнение тоже "не айс". Когда Пушкина читают Сергей Юрский, Светлана Крючкова, Олег Меньшиков, Сергей Безруков – их хочется слушать и слушать, душа наполняется, открываются новые смыслы. Да, они народные-заслуженные, но кто мешает перенять их интонации? По крайней мере, до выработки собственной манеры: оригинального исполнения никто не ждёт - ждут профессионального, мастерского. 

В спектакле, где занята почти вся труппа, более всего запоминается Екатерина Ивановна (актриса Анна Будовская). Жена полицмейстера и, по совместительству, лицейского эконома Петра Роттаста, хлопотлива, ответственна, готова помочь всем. Кастелянша, смотрительница за кухней, любящая мать капризной дочери, она читает журнал так, что зал взрывается смехом. 

Убедителен в роли инспектора-доносчика Оболенского, едва не сломавшего жизнь лицеистам, Александр Волков. Это первый спектакль актёра после долгого перерыва. Отрадно, что за годы вне сцены, он не растерял актёрской техники и сценического обаяния. Значителен, содержателен в исполнении Александра Покатнёва великий князь Михаил Павлович, брат императора.

В целом, постановку можно отметить за напоминание «о милости к падшим». Смерть любимого поэта, арест Лермонтова, пропавший журнал с запрещенными стихами ставят молодых людей перед выбором: промолчать или возмутиться? Уступить или отстаивать свою честь и достоинство до конца? Жертвовать ли собственным благополучием ради товарищей?

Взрослые - директор Лицея, начальник штаба военно-учебных заведений и сам государь-император, которому доложили о бунте – тоже думают: как быть? Лицеисты - дети самых высокопоставленных и знатных. Наказать будущих дипломатов и сотрудников министерств накануне выпуска или помиловать?

По жанру, «Девятый выпуск" – драма взросления. Это история в первом Поступке и о том, что за ним может последовать. На афише указано «16+», но можно свободно ставить «12+» - один поцелуй да пара шуток про гормональный фон. К семейному просмотру рекомендуется.

Фото: Большое радио